Новая французская субмарина «Барракуда». Срез состояния флотов европейских держав

0
28

 

Праздник со слезами на глазах

Двенадцатого июля 2019 года французское судостроительное объединение Naval Group в Шербуре провело официальную церемонию спуска на воду головной атомной многоцелевой субмарины типа «Барракуда», получившей имя Suffren. Лодку назвали в честь французского адмирала XVIII века, полное имя которого Пьер-Андрэ де Сюффрен де Сен-Тропез. Для французов это бесспорный герой, отличившийся, в частности, в Семилетней войне, в Войне за Независимость североамериканских колоний и в противостоянии с Британской империей в Индийском океане. В последнем случае Сюффрен, имея очень незначительную помощь метрополии, смог захватить полсотни британских судов. А Франция восстановила свое влияние на побережье Индии.

Новая французская субмарина «Барракуда». Срез состояния флотов европейских держав

 

Впрочем, адмирал Сюффрен, вероятно, не был бы рад тому, что сейчас происходит с французским флотом. Напомним, что спущенную сейчас на воду головную подводную лодку типа «Барракуда» заложили еще в 2007 году, а передать ее флоту планируют в 2020-м, если ничего не изменится. На фоне этого даже такой долгострой как российская субмарина проекта 885 К-561 «Казань» уже не кажется таким уж долгостроем: ее, напомним, заложили в 2009 году, а в строй планируют ввести тоже в 2020-м. Про американские атомные субмарины типа «Вирджиния» даже вспоминать как-то неудобно: американцы могут построить одну такую лодку за несколько лет. 

При этом, если уж говорить откровенно, «Барракуда» — это совсем не «Ясень» и не «Вирджиния». Формально все три субмарины относятся к МПЛАТРК (многоцелевая подводная лодка атомная торпедная с ракетами крылатыми). Но подводное водоизмещение французской субмарины составляет 5300 тонн, в то время как у проекта 885 данный показатель равен 13800 тонн, а подводное водоизмещение «американца» — 7800 тонн. Экипаж у французской субмарины тоже, соответственно, меньше — всего 60 человек. Это немногим больше, чем несет службу на советской дизель-электрической «Варшавянке». 

Новая французская субмарина «Барракуда». Срез состояния флотов европейских держав

Из открытых источников мы знаем, что «Барракуда» имеет четыре носовых торпедных аппарата калибра 533 миллиметра. 20 единиц боезапаса могут быть составлены из торпед Black Shark и крылатых ракет морского базирования Scalp Naval (MdCN) и Exocet. Кроме этого, субмарина сможет нести до двенадцати спецназовцев со снаряжением в специальном модуле, прикрепляемом к субмарине. Конечно, далеко не этого ожидаешь от атомной субмарины XXI века.

Вообще, всем этим (небольшими размерами и относительно скоромными боевыми возможностями) сложно удивить тех, кто интересуется историей французского флота. Ведь, как известно, «Барракуда» идет на смену многоцелевой лодки «Рюби» — самой маленькой атомной подводной лодки в мире, из всех современных субмарин. Ее длина равна 73 метрам, а подводное водоизмещение составляет 2607 тонн. На фоне нее «Барракуда» — настоящий гигант. Хотя, конечно, многие обратили внимание на схожие особенности подлодок, в частности — наклоненную вперед рубку: нечто подобное можно было видеть на ранних российских субмаринах стратегического назначения «Борей».

Всего флот Франции должен получить шесть новых лодок вместо шести старых до конца 2020-х годов. Но это, опять же, произойдет, если планы руководства страны не поменяются. А причин на то хватает. Достаточно сказать, что шесть «Барракуд» обойдутся французам, согласно расчетам, в примерно восемь миллиардов долларов. Это очень большие деньги, даже для США, которые, напомним, ранее посчитали корабли типа «Замволт» слишком дорогими и отказались от массового строительства, ограничившись тремя эсминцами.

Новая французская субмарина «Барракуда». Срез состояния флотов европейских держав

«Штиль, ветер молчит»

Современный флот — это вообще очень дорогое удовольствие. И если нет денег на его строительство, то лучше, пожалуй, и не начинать. И хотя Франция традиционно входит в десятку стран по объему экономики и в пятерку по военным расходам, очевидно, сравниться с ведущими военно-морскими державами ей уже будет не суждено никогда. 

Нельзя сказать, что Франция внезапно стала «слабой» или «отсталой», просто другие геополитические игроки, такие как США, Китай или даже Индия ушли очень далеко. И догнать их с французским ВВП практически нереально. Примерно то же самое можно видеть в случае с британским ВМФ. Еще в феврале 2017 года СМИ сообщили, что из строя вышли все три построенные и введенные на тот момент в строй новейшие британские многоцелевые подлодки типа «Астьют». Источник также рассказал о проблемах с «предшественницами» данных субмарин — лодками типа «Трафальгар».

Еще более неоднозначная ситуацию получается с новейшими британскими авианосцами типа «Куин Элизабет». Напомним, что раньше военные Туманного Альбиона отказались от использования на них стартовых катапульт и, соответственно, истребителей F-35C, которые можно запускать с их помощью. А выбор пал на самолет укороченного взлета и вертикальной посадки F-35B, который отлично смотрится на палубах американских универсальных кораблей, но, к сожалению для британцев, имеет весьма ограниченный боевой радиус, что критично для основного палубного самолета. 

Новая французская субмарина «Барракуда». Срез состояния флотов европейских держав

Единая армия, единый флот

Мы уже не стали рассматривать немецкий флот, который традиционно намного более слабый, чем военно-морские силы Франции и Великобритании. И не стали анализировать состояние ВМС менее сильных с экономической стороны государств Европы.

Однако даже при столь «поверхностной» оценке вывод напрашивается сам собой. Ни одна европейская страна в сложившихся обстоятельствах не может себе позволить содержать по-настоящему мощный флот. Чисто из экономических соображений. В этой связи вспоминается недавнее предложение председателя Христианско-демократического союза Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Политик, напомним, заявила, что страны ЕС могли бы поучаствовать в строительстве общеевропейского авианосца: нужно полагать, это предложение можно рассматривать в контексте идеи создания общеевропейской армии. 

«Авианосец — инструмент геополитической проекции силы. Прежде чем пользоваться им, нужно сформулировать единую стратегию. Германию отделяют от этого несколько световых лет!»

— написал в Twitter немецкий дипломат, председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер.

Некоторые политики сделали акцент на финансовых затратах и огромных технических ресурсов, которые потребует реализация чего-то подобного. Однако с другой стороны совершенно ясно, что если отдельная взятая Франция или Британия возьмется за такой проект, то рисков будет намного больше.

Таким образом, общеевропейский фот видится продолжением политики Франции и Германии, направленной на более тесную военную интеграцию. И вслед за европейским истребителем шестого поколения и новым европейским танком могут появиться европейский авианосец и европейская атомная подлодка. Конечно, сначала нужно найти дополнительные точки соприкосновения и политическую волю. Но это лучше, нежели, опираясь на свои собственные ресурсы, создавать «недорослей», которые едва ли когда-то смогут проявить себя в бою.

Автор:
Илья Легат